Гейб Суарез. Жить в «до того»

Suarez

Сегодня у меня был длинный разговор со старой школьной подругой. Обеспокоенная угрозой терроризма, она просила у меня совета. Она жила в «до того». Что такое «до того»?

В прошлом году я был в Калифорнии на семидесятипятилетии моей мамы. Я жарил барбекью и снял верхнюю одежду. Маленький «глок» был заткнут у меня за пояс, и одна из племянниц спросила – что это? К ужасу ее мамы, я ответил: это на случай появления плохих парней.

Она улыбнулась – эту улыбку знают все отцы маленьких девочек – и сказала: «В нашем мире нет плохих парней».

Я тоже улыбнулся и сказал: все верно. В вашем – нет. В моем – есть.

Мы все помним «до того». Бывали дни, когда все хорошо. Папы и мамы делали все правильно. Была пища, и был кров. Мы были в безопасности.

Мое «до того» закончилось, когда мне исполнилось семь лет. Я увидел страх в глазах родителей, когда мы мчались в аэропорт Гаваны посреди ночи – на пару часов опережая тайную полицию. За пару дней до того я видел, как тайная полиция вытащила моего моего соседа из дома и расстреляла посреди улицы.

Большинство детишек живет в «до того» где-то до тридцати лет.

Некоторые остаются в «до того» навсегда.

Мое «после» выглядит так.

Я знаю, кто сидит в ресторане, когда заказываю напитки. Я уже осмотрел помещение и выявил вероятные проблемы. Я знаю где выход и уже придумал быстрый план, как убить любого, кто окажется угрозой, а также просчитал, как буду выбираться – еще до того, как принесут напитки.

Разговаривая с незнакомцами, я оцениваю их. Рост, вес, физическую форму, наличие оружия. Я сижу спиной к стене… или к выходу.

Я знаю все машины на дороге, следующие за мной, и если какую замечу дважды – уделю ей больше внимания. Я не подхожу к двери без оружия. Штурмовую винтовку храню у кровати. Я тренирую тело каждый день, в ожидании схватки. Я делаю все это буднично, практически не задумываясь. Это стало частью моей природы. Я видел смерть и привык к ней. Готов ее принять… или принести, смотря как пойдет.

Я не хвастаюсь. Спросите тех, кто меня знает.

Моя семья знает, что я люблю их, и ничего не оставляю недосказанным. У меня хорошие отношения с Создателем – насколько это зависит от меня. Я больше не профессиональный «комбатант», но живу так, словно по-прежнему им являюсь.

Я не жил в «до того» уже много лет.

Мы помним дни «до того». И день, когда мы получили информацию. Будь то полицейский или армейский брифинг – или непосредственное столкновение со злом. Все предшествующее осталось в «до того».

До того мы видели зло; до того мы видели насилие; до того мы решили, что не будем жертвами. И когда мы перестали жить в «до того», мы обнаружили, что стали выше смешных потребностей обычных людей. Нас больше не заботят социальные правила или запреты. Мы четко понимаем, что надо делать, чтобы пройти сквозь толпу людей, по прежнему живущих в «до того».

Я думаю, что многие из вас недавно совершили этот переход. Все стало реальностью. Один мой старый напарник прислал мне сообщение – «мы готовы к битве». Он жил в «до того»… но будучи копом в Сан-Бернардино, уже не может себе этого позволить.

Как насчет вас? Вы еще живете в «до того»? Или перебрались в реальность, какой бы уродливой и пугающей она ни была?

Перевод (с) Антон Фарб