Загиб руки за спину

zalom
На этой картинке изображен прием «Загиб руки за спину» из учебника по самбо для сотрудников милиции.

Любой мало-мальски соображающий человек скажет, что провести этот прием таким образом на сопротивляющемся преступнике крайне сложно, практически невозможно. Так что же, советскую милицию плохо учили приемам самбо? Или участковый Анискин действительно мог заломать хулигана Васечкина, изящно взяв того за запястье?

На самом деле – мог. И заламывал. А хулиган Васечкин при этом не сопротивлялся. Потому что за хулиганство ему полагалось пятнадцать суток, а за нападение на представителя советской власти – до пятнадцати лет лагерей.

Почему английские «бобби» традиционно не носили (и не носят до сих пор) огнестрельное оружие? Да потому что в Британской Империи действовала акция – ударь «бобби», выиграй путевку в Австралию (в один конец, в трюме и в кандалах). Нападение на копа – прямой путь на каторгу, если не на виселицу.

Коп – это человек, который нарочно лезет туда, где убивают.

Я своим студентам на курсах самообороны говорю: главный принцип самообороны – не быть там. Не лезь. Обойди. Твоя задача – прийти домой живым и здоровым. Твоя фамилия — не Бэтмэн, не надо бороться с уличной преступностью в Готэме.

У копов – другие правила. Они должны лезть. Спрашивать. Досматривать. Нарываться. Им за это деньги платят.

Поэтому копу мало уметь стрелять и заламывать руку за спину. Ему еще нужен волшебный амулет. Значок. Не просто кусок железа, а авторитет карательной машины государства за спиной.

Чтобы как в Америке: сказал на колени – и подозреваемый быстренько встал, чтобы не схлопотать пулю или тазер. Ибо были пре-це-денты. Black Lives Matter, конечно, но Black Rifles Matter More.

Как вы думаете, что услышит наш патрульный полицейский, предложив подозреваемому встать на колени, как учил инструктор из Техаса? То-то же.

Потому что all cops are bastards, и вообще – не за то Майдан стоял!

Если хотите увидеть состояние Патрульной Полиции на сегодняшний день – посмотрите старый советский фильм «Рожденная революцией». Первую серию. Петроград, семнадцатый год. Старую царскую жандармерию разогнали, у новых – пылающее сердце и наган. Без знаний, опыта, авторитета.

Или – так будет точнее – посмотрите «Серпико» с Аль Пачино. Потому что старая дореволюционная жандармерия никуда не делась.

Я несколько раз проводил занятия для копов в разных городах. Сейчас поделюсь инсайдерской информацией. Не зрады ради, а правды для.

Вы знаете, что коп получает пистолет в руки, когда заступает на дежурство, и сдает его сразу по окончании? Что процедура получения оружия для тренировок настолько геморная, что мы привозили свои макеты? Что в одном городе копа оштрафовали за то, что он расстегнул кобуру до того, как вошел в оружейку? В том же городе старое жандармское начальство заявило копам: оружие вы имеет право применять только если вас ранили или убили.

А в другом городе копов выпустили на улицы с нулевым настрелом. Вообще. Полтора месяца подготовки, ни одного занятия по стрельбе, на тебе пистолет и иди крутись как хочешь.

В третьем же городе… а, да чего там! В Киеве копов не пускают в динамовские тиры. На 2000 патрульных – один тир на пять дорожек.

Огневая подготовка, говорите? Тактика? Рукопашный бой? У них аптечек нет индивидуальных, только одна в машине.

Зрада зрадющая!

Но тем не менее – ребята работают. Учатся. Тренируются. За свой счет и в свободное время. И лезут туда, куда нормальный человек не полезет.

Патрульная Полиция Украины зарабатывает свой авторитет. Потом и кровью.

«Ну да, — бурчат старые жандармы, — старую систему подготовки развалили, опытных профессионалов выкинули, понабирали по объявлению»…

Ну-ка, ну-ка, расскажите мне про особую подготовку украинской дореволюционной милиции. Про зачеты по стрельбе в позе «судорога дуэлянта», про экзамены по РБ с билетами «удар ножом сверху», про средний вес гаишника от центнера и выше.

Какой был авторитет у старого украинского мента? Врадиевский. Будешь выеживаться – и «беркута» отмудохают пээрами. Пээр-70 – это «палка резиновая» длиной 70 см.

Да, среди них были профессионалы. Те, кто в свободное от работы время тренировался и развивался. Те, кто сейчас массово пошел в КОРД.

Но старая милиция «ан масс» была (и остается) обычной преступной группировкой, крышующей все виды криминальной деятельности – от бабушек, торгующих в переходах, до наркобаронов, управляющих городами-миллионниками.

Новая же Патрульная Полиция, затеянная высшим руководством как «потешный полк», имеет все шансы постепенно выдавить старую.

Просто надо понимать – там, наверху, министры и замминистры пишут посты в Фейсбуке, делают заявления, пилят бабло, поднимают рейтинг и занимаются прочей херней.

А тут, на земле, дорогие вы мои Серпико, вас убивают. Поэтому спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Ну и сочувствующих прохожих.

В любом государстве должна быть власть. Иначе это не государство. У власти должны быть силовые структуры. Иначе это не власть. Силовые структуры должны вызывать уважение. Не страх. Не омерзение. Не презрение. Уважение.

Чтобы участковый Анискин мог подойти к хулигану Васечкину и сказать «Пройдемте».

Уважение надо заслужить. Это двухсторонний процесс – со стороны силовиков и народа.

Орать до хрипоты «все менты – сволочи» — прямой путь в Сомали. Или Хуарез. Где местные бароны делят месторождения янтаря или плантации конопли с помощью карманных батальонов.

Был у меня клиент из Сомали. Телохранитель кандидата в президенты. Говорит, самый популярный способ покушения сегодня в Сомали – минометный обстрел.

Оно нам надо?